Аналитика

В развязавшейся информационной войне российские журналисты пока показывают свою профессиональную неподготовленность

 В развязавшейся информационной войне российские журналисты пока показывают свою профессиональную неподготовленность
Причины обострения грузино-осетинского конфликта заключаются в том, что президент Грузии Михаил Саакашвили с одобрения руководства США предпринял попытку показать, кто в Грузии хозяин и выполнить одно из своих главных предвыборных обещаний – вернуть в состав Грузии все непризнанные республики.

Время, связанное с началом Олимпиады, было выбрано достаточно удачно. При этом сам Саакашвили за три часа до ввода военной группировки Грузии на территорию Южной Осетии, заявил о том, что по его приказу грузинская сторона прекращает огонь.

Я думаю, что Саакашвили рассчитывал на вмешательство России. Только он, очевидно, рассчитывал засчет внезапности нападения, для которого была создана соответствующая завеса, взять под свой контроль всю Южную Осетию под предлогом восстановления территориальной целостности Грузии. А появление российских вооруженных сил, если Россия вообще решится на помощь осетинам, трактовать как агрессию против Грузии, что, собственно, он сейчас и делает.  

Другое дело, что взять под контроль Южную Осетию не получилось, и российская помощь поступила, может быть, раньше, чем он рассчитывал, и ответ наш был достаточно жесткий. В то же время, хотя грузинские вооруженные силы модернизированы по западному образцу, все же вызывает немало вопросов, почему российская армия, гораздо более мощная в нашем представлении, не достигла более впечатляющих успехов. Я могу это объяснить только тем, что наше министерство обороны возглавляет специалист по мебели, а не военный талант уровня Александра Суворова. Тогда бы ответ был гораздо боле жесткий и быстрый.

В остальном же, если говорить о политическо-нравственном аспекте этого дела, я считаю позицию России правомерной. Западные страны и подпевающие им российские правозащитники  упрекают Россию в том, что она должна была дождаться решения ООН и только после этого действовать в соответствии с этим решением. Фактически это означает, что они дают согласие на уничтожение народа, проживающего в Южной Осетии. Потому что грузинские войска действовали в свойственных им традициях, проявленных в начале 20-х и 90-х годов прошлого века. Военная операция шла как этническая чистка с уничтожением городов, селений и самого населения. Примером этого может служить сожжение православного храма Пресвятой Богородицы X века постройки, который был уничтожен грузинскими военными, вроде бы православными, вместе с укрывшимися там мирными жителями.

В этой ситуации ждать решения Совета безопасности ООН было просто безумием, тем более, что этот орган 8 августа, в первый день агрессии, отказался рассматривать данный вопрос под предлогом того, что "уже поздно" и "так мы все равно ничего не решим". Это абсолютная безответственность. Это просто-напросто преступление деятелей Совета безопасности, которые нашли в этом предлог для уклонения от исполнения своих прямых обязанностей. Так что Совет безопасности ООН, в котором некоторые видят панацею от всех бед, в данном случае проявил себя крайне безответственно. И это была преступная безответственность, когда люди гибли в массовом порядке, а никакого решения не принималось. В этой ситуации России оставалось только ввести свои войска.  

При этом Совет Европы, как и Совет безопасности ООН, тоже состоит из представителей, для которых уже давно политические и экономические интересы их государств стали гораздо более важными, чем моральные и гуманитарные ценности, о которых они так любят говорить.  Причем, любят говорить лишь в том случае, если задеваются интересы их союзников. А когда союзники творят аналогичные вещи по отношению к тем, кого они считают своими противниками либо вовсе не замечают, как не замечают существования того же осетинского народа, они не обращают на это внимания. В этом случае они готовы принять в качестве агрессоров ту сторону, которая, напротив, защищает мирных людей от уничтожения.

Что говорить, если американские политики привыкли получать сведения из новостей CNN, а CNN в один из дней заявили, что российские войска бомбят Тбилиси и на территории этого города уже ведутся боевые действия. Правда, потом оказалось, что они просто перепутали Тбилиси и Цхинвали …

Другое дело, что в развязавшейся информационной войне российские журналисты показывают пока свою профессиональную неподготовленность. Где картинки, свидетельствующие о жертвах грузинской военщины в Цхинвали? Я их увидел по нашему телевидению только вчера, 10 августа. До этого наши телевизионщики показывали только горящие дома и колонны российских танков – то есть ровно то же самое, что показывали по грузинскому телевидению и по телевидению западному. Это разве убеждает, что в Южной Осетии грузинские войска чинят геноцид?
Пока мы не научимся действовать столь же оперативно, как западные коллеги, мы будем проигрывать информационную войну, а это очень важная составляющая нынешней кампании.

И, конечно же, очень своевременно прозвучало предложение Владимира Лукина о военном трибунале над людьми, отдававшими приказы, которые привели в итоге к гибели мирного населения в Южной Осетии. Это надо делать немедленно, с привлечением международной общественности, следователей из разных стран, которые бы видели факты этих злодеяний, общались с жителями, потерявшими своих близких. Это необходимо и для того, чтобы к ноябрю-декабрю, когда будет рассматриваться вопрос о приеме Грузии в НАТО,  мировая общественность уже получила соответствующий документ хотя бы в виде иллюстрированного журнала или фильма, показывающего о том, как все было на самом деле. Вот если Грузию и тогда примут в Северо-Атлантический альянс, мы в отношении НАТО справедливо скажем, кого этот союз принимает.

Все новости раздела «Аналитика»

Нижний Новгород
Интервью
Аналитика
Комментарии
26 сентября