Реклама
Аналитика

Систему ювенальной юстиции в России необходимо вводить как можно скорее

 Систему ювенальной юстиции в России необходимо вводить как можно скорее
Система ювенальной юстиции – это совсем не то, о чем в настоящее время идет дискуссия. Ювенальные технологии сегодня должны применяться в системе правосудия, в системе защиты детей, чтобы защитить их от того насилия, которое существует и бывает не только в семьях, но и со стороны государства. Я, например, совсем не связываю ювенальную юстицию с вопросом интервенции в семью. Следственный комитет прокуратуры наконец-то сказал о том, что сейчас разрабатывается регламент деятельности федерального органа, который будет заниматься только проблемами детей. У нас же даже дела, которые по несовершеннолетним сегодня ведутся в системе правоохранительных органов, не выделены в самостоятельные производства. Представляете, какие специалисты занимаются проблемами детей – проблемами жертв преступлений, проблемами нарушителей порядка? Я уже не говорю о том, что делается в системе правосудия, как проводятся досудебные допросы детей. Не установлен ни возраст ребенка, когда можно это делать, нет возможного количества допросов. По всей Европе один раз допрашивают ребенка. У нас его могут допрашивать бесконечное количество раз, травмируя его психическое здоровье, заставляя его снова и снова переживать то, что с ним случилось. Я ювенальную юстицию в первую очередь связываю с этим, а вовсе даже не с тем, какие вопросы сегодня подкинуты для обсуждения в общество. Почему-то все считают, что ювенальная юстиция означает, что сразу начнут ходить и отбирать ни за что ни про что детей у родителей. Это глупости, речь идет совершенно о другом.

В России тоже существует возможность обращения детей по поводу насилия со стороны родителей. Но они не обращаются, потому что нет ни одного более или менее доступного механизма для этого. Хорошо, что сейчас хотя бы сделали российский телефон доверия. Но по данным за первый месяц, дети обращаются совершенно по другим вопросам, как бы прощупывают возможности нашего телефона доверия – может он им помочь или нет? А вот обращений с жалобами на угрозы жизни и здоровью пока не было, по первой информации. Звонков очень много, но все они больше психологического свойства, когда появляется непонимание со стороны родителей, когда межродительские отношения не урегулированы, когда конфликт между родителями или учителями и детьми.

Все говорят о каких-то проектах закона. Насколько я знаю, в Госдуму было внесено больше ста проектов закона, но на первое чтение не вынесен пока ни один. Поэтому мы сегодня не можем говорить о том, что мы западную модель берем или еще какую-то. Еще нечего пока обсуждать, вопрос решается. Я ратую за то, чтобы ювенальные технологии были в первую очередь в системе правосудия, в системе защиты прав детей. То, что сегодня творится, это жуткое насилие в первую очередь со стороны государства. Кстати сказать, на Западе вообще не говорят о насилии со стороны государства, там существует одно понятие – домашнее насилие. У нас же насилие в первую очередь происходит со стороны государственных структур. У нас, например, ничего сегодня не может государство предложить жертве насилия. У нас нет реабилитационных центров, у нас нет комплексной помощи.

Поэтому я считаю, что ювенальная юстиция нужна и как можно скорее, чтобы предотвратить возможные риски в отношении детей. И никто сегодня не ведет речь о том, что у детей появится право подавать в суд на родителей. Это дискуссия, которую нам навязали непонятно зачем. Я знаю, что сегодня многие общественные организации однозначно связывают ювенальные технологии именно с процессом вмешательства государства в дела семьи. Но никто так вопрос не ставит.

Все новости раздела «Аналитика»

Нижний Новгород
Интервью
Реклама
Аналитика
Реклама
Комментарии
Реклама
22 мая 111