Аналитика

О политической динамике России и перспективах оппозиции

О политической динамике России и перспективах оппозиции
В России завершается политический спад, и сейчас Россия втягивается в новый политический подъем. Изменение политической ситуации в России началось в декабре 2011 года. Очень редко в политике бывает, что процесс перемен развивается только по восходящей. Как правило, он развивается волнообразно, то есть за подъемом следует спад, потом новый подъем. Но, как правило, новый подъем бывает выше и масштабнее того, который завершился спадом. В России сейчас формируются условия для нового политического подъема.

Первые признаки его уже заметны. Я имею в виду голосование на выборах мэра в Москве 8 сентября. Почему я считаю, что начинается новый политический подъем? Обрисую ряд факторов, которые позволяют мне делать такой вывод.

Плохое состояние экономики совсем необязательно ведет к какой-то массовой реакции населения. Но то, что происходит в российской экономике, сочетается с рядом других факторов, которые резко обостряют и динамизируют политическую ситуацию в стране. В экономике безусловный спад, это признано, несмотря на все попытки камуфлировать. В этом году в России промышленного роста не будет вообще. В следующем году, скорее всего, динамика будет отрицательной. Причем нет никакой связи между происходящим в российской экономике и в мире. Потому что мир выходит из экономического кризиса. Выходят Соединенные Штаты, выходит Германия, она, собственно, уже вышла, выходит Франция. Экономические проблемы в России можно объяснить крайне низким качеством управления. Сам по себе этот экономический спад сопровождается сжатием расходов на социальную сферу. Логика очень простая: уменьшается бюджет, соответственно сокращается "бюджетный пирог". А все наши госкорпорации, не только государственные, но и частные, кормятся из госбюджета — в России государственный капитализм. Обостряется борьба за ресурсы. Аппетиты у корпораций не уменьшаются. Когда обостряется борьба за ресурсы, за доступ к бюджету, не все могут выиграть. Пример — Сулейман Керимов, который оказался в числе проигравших.

Сокращаются возможности крупного бизнеса — соответственно сокращаются возможности мелкого и среднего бизнеса, который в России в значительной части связан с крупным. Если он не связан с крупным бизнесом, то связан с потребителями, у потребителей денег становится меньше, соответственно, возможностей для развития бизнеса меньше. Что делает российская власть? Она поступает именно так, как категорически рекомендуют не поступать все учебники: она сокращает бюджет и усиливает давление на мелкий и средний бизнес. Хотя все страны, которые выходили из кризиса, поступали следующим образом: они сокращали бюджетные расходы, но снижали налоговую нагрузку на мелкий и средний бизнес. В результате в эту сферу бизнеса уходили люди, деятельность оживлялась, и мелкий и средний бизнес вытягивал если не всю страну, то часть общества из кризиса. В России поступают наоборот. Почему? Потому что аппетиты сохраняются прежние. Объемы денег, который хотят получать те, кто принимает решения, прежние. Значит, они начинают резать "кур-несушек" - увеличивают налоговое давление, фискальное давление, акцизы. Бизнес начинает уходить в тень. Что делает федеральная власть в таких случаях? Она усиливает административное давление. В итоге бизнес начинает превращаться массово в политических врагов власти. Если в последнее десятилетие бизнес в политику не лез (он получил возможность развития), то сейчас у бизнеса нет возможности развиваться. Хотя мелкий и средний бизнес и сокращается в России, но это достаточно влиятельный слой. А когда его прижимают к стенке, реакция непредсказуемая и нередко радикальная.

Что происходит с массой населения России, которая относится к бюджетникам? Даже таким бюджетным категориям как судьи, сотрудники полиции, военнослужащие, чиновники в следующем году зарплату поднимать не будут. Представляете, до чего дошло состояние российского бюджета, что у тех, кто является опорой власти, не будет индексирована зарплата. А у тех, кого и так финансировали по остаточному принципу, начинают отбирать через рост тарифов ЖКХ. В Москве это проблема.

Сейчас в ряде российских регионов люди берут кредиты не для покупки жилья и машин, а на одежду. Ведь вся зарплата уходит на питание и на оплату ЖКХ. Есть области, в частности на Урале, где 100% трудоспособного населения имеют минимум по одному кредиту. В советское время это называлось "перехватить пятерку до получки". Почему растет рынок микрокредитования? Потому что у людей не хватает денег на насущные нужды. Представьте положение этих людей, которых берут за горло... Два дня назад в Москве собралось совещание общероссийского "Народного фронта", где представители с мест воплем кричали, что нельзя вводить социальные нормы, потому что это чревато социальным взрывом. Недавно было объявлено о том, что заморозят тарифы монополий. Но есть поправочка: не для населения, а для предприятий, то есть компенсировать это будет опять население.

Еще один фактор риска, который считается не политкорректным, это национальная напряженность. А она в России растет. Первая линия — напряженность между принимающим населением и мигрантами. Вторая линия — напряженность между принимающим населением и выходцами с Северного Кавказа. Россия вышла на второе место по числу мигрантов. В Штатах их больше, но они (Соединенные Штаты) и строились иначе. Возможности американской экономики, мягко говоря, больше возможностей российской. 11 млн. человек мигрантов из 143 млн. человек населения в России... Причем, это мигранты не из Украины, Белоруссии или Молдавии. Это в первую очередь мигранты из Средней Азии. Это создает очень сильную напряженность, потому что российская экономика не нуждается в таком количестве мигрантов. Все, что вы слышите о том, что нужны дешевые рабочие руки, это вранье. Потребность не превышает 10% от того, что мы сейчас имеем. К чему приводит засилье мигрантов? Мигранты снижают цену на рабочие руки. И эта дешевизна себе в ущерб, потому что все, кто имеет какое-то отношение к стройиндустрии, понимают, какого качества это строительство. К тому же, мы постоянно переживаем культурный, ценностный и религиозный конфликт с мигрантами. Мигрантская среда благоприятна для распространения терроризма и фундаменталистских настроений. Если мигрантскую проблему не начать решать, то это станет еще одним фактором, способствующим политическому подъему.

И, наконец, третий фактор, который очень любят политологи. Их хлебом не корми, дай порассуждать о конфликте федеральных элит. Да, в элитах не все ладно, нет прежнего единства. Но мы помним, что пирог-то уменьшается, а его надо делить. Совершенно очевидно, что скоро нагрянут массовые кадровые изменения.

Те, кого критиковали в советские времена, были ангелами по сравнению с нынешними чиновниками. Сейчас все сшито белыми нитками, и никто не верит официальным объяснениям. Советская власть была не очень эффективной, но зато довольно справедливой. Капиталистические общества не справедливы, но очень эффективны. Российская власть умудрилась стать и неэффективной, и тотально несправедливой.

Ни одна власть нигде в мире не рухнула под тяжестью собственных ошибок. Для падения требуется некоторый вызов. В России мы не видим политических организаций, способных бросить вызов. Мы видим распад старой партийно-политической системы, а ей на смену не приходит ничего нового. Мы видим какие-то организационные ростки в виде "Гражданской платформы". Что происходит с этой партией? Все сильные кандидаты на региональных выборах были сняты. А в Москве и Екатеринбурге власть решила пойти на эксперимент, создав режим управляемой демократии. Это к слову об ошибках. Была создана конкуренция, но результат был предопределен. Если бы это было сделано до декабря 2011 года, то мы бы говорили о сдвиге в сторону демократии, расширении прав и свобод. А сейчас это можно охарактеризовать словами: "Слишком мало и слишком поздно". И в этом случае результаты все-таки получились не совсем те, которые ожидались. Алексей Навальный продемонстрировал свою способность быть настоящим политиком. Из блогера он стал политиком. Но его будущее не выглядит безусловно успешным, это зависит от многих факторов. Резюмируя, скажу, что перемены продолжаются. Они были начаты в конце 2011 года, и они не остановятся. Страна втягивается в глубокий политический кризис, она, собственно, уже в нем живет. Исход будет зависеть от действий каждого в отдельности. Мы вступили в такую фазу, когда действия даже небольших групп людей способны привести к колоссальным результатам. Мы живем в поистине историческое мгновение, когда решается судьба страны.

Все новости раздела «Аналитика»

Нижний Новгород
Интервью
Аналитика
Комментарии
28 мая