Интервью

Я воюю не с тенями прошлого, а с ныне живущими людьми

Я воюю не с тенями прошлого, а с ныне живущими людьми

На вопросы агентства "НТА-Приволжье" отвечает депутат Государственной Думы РФ Александр Хинштейн.

Александр Евсеевич, всем известно так называемое "дачное дело" экс-премьера РФ Михаила Касьянова, поскольку в июле прошлого года Вы обнародовали факт продажи за бесценок объектов недвижимости "Сосновка-1" и "Сосновка-3". Намерены ли Вы и дальше заниматься собственными расследованиями, касающимися деятельности чиновников "не чистых на руку"? И как обстоят дела в Нижегородской области?

У нас регион такой же, как и везде по стране. Воровство дикое, коррупция – сумасшедшая. Разве в этом есть какие-то сомнения? Я не знаю, насколько эти разоблачения нужны самому региону. У меня нет уверенности в том, что такая жесткая политика востребована. Если разбираться, то снимать и сажать надо каждого второго руководителя. Если говорить о бывших руководителях региона, то я ушедших не "пинаю". О покойных либо хорошо, либо ничего. Я воюю не с тенями прошлого, а с ныне живущими людьми.

Вы заявляли о том, что намерены добиться снятия Владимира Демидова с должности прокурора Нижегородской области…

Почему меня все про Демидова спрашивают?! Я уже не раз говорил о том, что у меня нет никаких личных антипатий или симпатий к Демидову, у меня нормальная сексуальная ориентация, и в силу этого я не могу испытывать к нему чувство любви или наоборот. Меня прокурор субъекта интересует только с одной точки зрения - насколько он быстро и грамотно реагирует на мои обращения как депутата, связанные с защитой интересов избирателей. Не более того.

После моих критических выступлений, обращений к руководству Генпрокуратуры, прокуратура областная намного более внимательно стала относиться к моим письмам, и с этой точки зрения большинство нареканий снято. Хотя, по-прежнему, есть отдельные дела, по которым происходит либо волокита, либо проводятся не процессуальные действия. Но это явление для любого региона типично.

Полагаю, что наступила пора нам с Демидовым встретиться и объясниться.

Встретиться с какой целью?

В частности, мне хотелось бы понять, что стояло за попыткой областной прокуратуры дать поручение руководству ГУВД Нижегородской области о сборе на депутата Хинштейна компрометирующего материала. У меня есть официальное письмо, подписанное первым заместителем прокурора Нижегородской области Дмитрием Кречетовым, которое было направлено в адрес начальника ГУВД Виктора Братанова, с просьбой рассмотреть некое анонимное обращение.

Причем, в нарушение приказа генерального прокурора, где четко регламентировано, что анонимные обращения не должны рассматриваться, за исключением случаев, в которых сообщается о конкретно совершенных преступлениях.

Кстати, я не исключаю того, что это анонимное обращение инициировано самой прокуратурой.

Каков смысл обращения?

А смысл обращения очень прост – есть депутат Хинштейн, который много привлекает бюджетных средств в наш регион, и неплохо было бы проверить, не ворует ли он с этих бюджетных средств? И на какие деньги существует его благотворительный фонд, за счет которого он помогает ветеранам и малоимущим, проводит спортивные соревнования? Надо посмотреть, нет ли там наших народных бюджетных денежек.

Это лейтмотив всего документа. И ни одного конкретного факта там не приведено и приведено не может быть по определению.

Прокуратура области обязана была этот документ в том виде, в каком он есть, списать. Вместо этого он был направлен в ГУВД, с поручением использовать его в оперативно-розыскной деятельности и о результатах доложить. Что является опять же грубейшим нарушением не только этики, но и закона.

Когда Вам стало известно об этом документе?

Известно стало, когда я предрек скорое снятие Владимира Вениаминовича Демидова.

Как обстоит дело с этим документом сегодня?

Я могу сказать, что этот документ на сегодняшний день возвращен в прокуратуру области без исполнения. Прокурор Демидов был вынужден его отозвать. Но не в силу проснувшейся ко мне неожиданной любви, а в силу прямого поручения, которое он получил от руководства Генпрокуратуры.

Вы обратились в Генеральную прокуратуру?

Да, конечно, как только копии этих документов оказались у меня. Я тут же пошел к руководству Генпрокуратуры и показал все уставные, учредительные и налоговые документы общественного фонда "Наша земля".

Произошел конфуз. Владимир Вениаминович, видимо был вынужден выслушать не очень лестные слова в свой адрес и этот документ был отозван. Вот это один из тех примеров, того, что называется неконструктивной работы. Вместо того чтобы начать совместную деятельность по укреплению и базы правоохранительных органов, и наведения порядка, был избран путь шпионажа и мелкого доносительства. Путь, стоит заметить, тупиковый.

После обращения жителей Дзержинска, Вы пресекли трансляцию фильмов порнографического характера по местному кабельному каналу XXL. Не так давно на одном из комитетов ОЗС поднимался вопрос о трансляции некоторыми нижегородскими коммерческими каналами фильмов с "откровенными сценами". В частности, такое заявление сделал председатель комитета ОЗС по вопросам государственной власти и местного самоуправления Иван Скляров, который считает необходимым ограничить показ фильмов и передач "порнографического содержания" на телеканалах.

Вам не поступали обращения местных законодателей по данному вопросу?

Нет. Такой инициативы не было и сомневаюсь в том, что она будет, поскольку никаких дополнительных законов для этого не требуется. Данная проблема достаточно четко регламентирована. Установлена уголовная ответственность за распространение порнографии, и вся сложность упирается в то, чтобы определить ту шаткую грань между порнографией и эротикой. Здесь, безусловно, многое зависит от местной власти, как это было в истории с Дзержинском, где решение о прекращении трансляции канала принималось мэром города.

Если эта проблема волнует жителей региона, и если проблема действительно существует, можно подключить к ее решению федеральную службу по надзору в сфере массовых коммуникаций. Есть ее окружное управление по ПФО. Думаю, что в их силах провести проверку, дать оценку и выдать соответствующее предписание. Я напомню, что по закону, после трех предписаний к любому СМИ со стороны Роскультнадзора, государственная лицензия отбирается и СМИ прекращает свое существование.

Но сразу хочу подчеркнуть, что это не означает, что я собираюсь привлекать Роскультнадзор, я думаю, что это достаточно проблема деликатная. И в силу этого, я бы предпочел какие-то реальные шаги предпринять после консультаций с журналистским сообществом. Мне, как представителю того же цеха не хотелось бы выступать в роли могильщика СМИ.

Губернатор Шанцев рекомендовал руководителя аппарата правительства Леонида Белова на должность представителя Нижегородской области от ОЗС в Совете Федерации. На Ваш взгляд, утвердят ли депутаты эту кандидатуру? И что Вы можете сказать о кандидатуре Белова?

Депутаты ОЗС, безусловно, утвердят Белова. И это будет правильное решение, потому, что назначение Белова усилит позиции региона. Я его знаю много лет, его профессиональные качества не требуют никаких рекомендаций, они очевидны.

Сегодня мы имеем достаточно плачевную ситуацию, связанную с тем, что как таковое представительство региона в верхней палате парламента отсутствует. Вполне возможно, что Дмитрий Бедняков занимался какими-то очень важными и нужными для страны делами, работая четыре года в Совете Федерации, в частности, представлял верхнюю палату в Высшем арбитражном суде, но мне, например, как региональному лоббисту каких-то его усилий, направленных именно на решение вопросов, связанных с интересами области не известно.

Если Белов будет представлять область от Заксобрания в Совете Федерации, кто может быть назначен на его место в областном правительстве?

Здесь мне трудно ответить. Это внутренние дела аппарата губернатора. Эта должность, требующая помимо деловых качеств, несомненно, личных отношений с первым лицом. Кроме Шанцева, думаю, тут никто определиться не сможет. Да и не должен.

Вы говорили, что среди главных задач, стоящих перед представителем в Совфеде - решение проблем и лоббирование интересов региона, активное привлечение в область новых инвестиций. На Ваш взгляд, справляется с этой работой Александр Подлесов?

Насколько я знаю, Подлесов был направлен от области не как Подлесов, а как личная креатура спикера СФ Миронова. Общеизвестно, что Сергей Миронов просил за него, и это в какой-то степени был, видимо, "брак по расчету". Скажу, что в отличие от фигуры депутата Государственной Думы, которая является политической, должность члена в Совфеде не является политической.

И от региона можно направить в палату кого угодно. Лишь бы этот кто-то приносил деньги области. На сколько мне известно, дополнительная помощь и поддержка со стороны Миронова региону оказывается. И этого достаточно.

Вы говорили о неэффективности работы руководства социального блока Нижегородского правительства…

Да, мне задавали вопрос в свое время о том, кто работает неэффективно, и кого следует менять в правительстве в первую очередь. И я сказал, что с моей точки зрения это следовало бы делать в части социального блока.

Сегодня можно так говорить?

Пока я не вижу серьезных перемен в сторону улучшения в работе социального блока. По крайней мере, мне об этих улучшениях не известно.

Губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев заявлял о необходимости проведения регулярных встреч между руководством области и представителями региона в Государственной Думе РФ. Кроме того, он заявлял о том, что депутаты не принимали активного участия в формировании федерального бюджета, в частности, в вопросах лоббирования интересов региона. Есть ли нарекания губернатора к работе депутатов сегодня? Насколько плотно Вы взаимодействуете с губернатором?

Я не знаю, как у моих коллег, у меня нет никаких проблем в части контакта с Шанцевым. Общаемся регулярно, и никаких сложностей я не испытываю. И вопросы, которые возникают, которые требуют скорого разрешения, решаются оперативно. То же касается и взаимодействия с большинством членов правительства. Более того, работа, которую я веду, не возможна без постоянного контакта с регионом, потому что вопросы бюджетного планирования, и вопросы финансирования тех или иных объектов, отчетной дисциплины, это все требует постоянного оперативного взаимодействия. Что касается моих коллег – мне давать оценку сложно, да и некорректно.

Вы заявляли, что развитие отечественной автомобильной промышленности может стать пятым национальным проектом. Каким образом, почему именно эта отрасль приоритетна?

Отечественный автопром, на мой взгляд, занимает особое положение в жизни страны и его сегодняшнее бедственное положение, безусловно не может не вызывать озабоченность. Под пятым национальным проектом я имею в виду следующее. Невозможно восстановить или поднять на прежний высокий уровень какую-то одну отдельно взятую отрасль. Скажем, ракетостроение, кораблестроение или самолетостроение. Либо потому, что мы безнадежно отстали в том или ином вопросе, либо потому, что это требует огромных ресурсов – капитальных и материальных вложений.

Автопром это совершенно отдельная статья, ибо автопром можно и должно поднять и тому есть все предпосылки, главная из которых заключается в том, что государство вновь вернулось в эту отрасль, взяв под контроль крупнейшее предприятие. Я имею в виду "АвтоВАЗ". И поднять это предприятие из плачевного состояния возможно.

Что такое автопром – автопром это примерно 4 млн. работающих в этой отрасли. Это около 8% всего работоспособного населения России. Нет ни одной отрасли, в которой этот процент был бы столь высок. Именно поэтому поднять автопром, эта задача, которая затрагивает широчайшие слои населения, это задача, которая имеет социальную и экономическую подоплеку, имеет огромное национальное значение, потому, что жизнь каждого российского человека так или иначе связана с автомобилем. И, кроме того, эта задача имеет огромное пропагандистское значение.

Что для этого надо сделать?

В первую очередь необходимо коренным образом пересмотреть проводимую государством политику по отношению к иностранному производителю. Мы имеем проблему, когда, по сути, российский рынок захватывается иностранным производителем. При этом создаются все условия для такого захвата. Мы видим серьезный демпинг цен, который в последствии приведет к уничтожению и удушению российского автопрома.

Предлагаемое в качестве некоего лекарства, так называемое, отверточное производство, это не панацея, это очередная фикция. В большинстве зарубежных странах, странах по своему экономическому показателю, соотносимых с нами, совсем другая политика. Я могу сказать, что во многих странах ввоз подержанных иномарок вообще запрещен. Или на них устанавливаются высочайшие объемы таможенных пошлин. А мы собираемся для новых машин иностранного производства снизить эту планку до 15%, под предлогом вступления в ВТО, поскольку это прописано в условиях вступления страны в ВТО.

Но при этом, скажем, в Индии или Бразилии, до 35% доходит объем таможенных пошлин, невзирая на то, что эти страны являются членами ВТО. Я не против инвестиций иностранных производителей в строительство новых предприятий. Но пока по факту не одно такое предприятие в России не заработало. Более того, все совместные предприятия показали, что, какого либо серьезного инвестирования со стороны иностранного производителя не происходит. А заявленные изначально объемы завышены и не выполняются. Это касается всех без исключения производств, и в первую очередь, что наиболее показательно, это, безусловно, производство Hyundai в России.

Вы сказали, что государство взяло под контроль "АвтоВАЗ". У нас в регионе – Горьковский автозавод…. Нужно ли перестраивать работу этого предприятия?

Перестраивать работу "ГАЗа" несомненно, нужно и можно. Думаю, что перспективой для "ГАЗа" могло бы стать вхождение в государственно-ориентированный холдинг, если решение о создании такого холдинга будет принято.

Закрыть "ГАЗ" невозможно. Это будет удар под дых не только городу, но и всему региону в целом. На примере "ГАЗа", очень понятным становится мой тезис о необходимости сделать развитие автопрома пятым национальным проектом. Потому что с "ГАЗом" еще недавно был связан каждый восьмой, каждый девятый нижегородец.

Насколько мне известно, это вопрос, к какому либо знаменателю пока не приведен. И, скажем, ожидания наблюдателей, что вслед за получением контрольного пакета "АвтоВАЗ" Рособоронэкспорт войдет в управление "КаМАЗом", пока эти ожидания не подтверждаются.

Но, повторяю, что сомнений ни у кого нет, в том, что это правильный и необходимый путь, если в итоге все основные автомобильные гиганты окажутся в руках государства, думаю, что от этого только выиграет каждая из сторон. Сомневаюсь, что ГАЗ на сегодня является столь прибыльным предприятием, и настолько рентабельным, чтобы его владельцы не готовы были бы продать его за реальную цену государству.

Как, на Ваш взгляд, реализуются на территории области национальные проекты?

Вы знаете, они реализуются так же, как и по всей стране в целом. Не лучше и не хуже. У меня есть свое видение реализации национальных проектов. И я не спешу с какими-то восторженными оценками, поскольку вижу, какую неоднозначную реакцию в обществе вызывают многие из них, в частности, национальный проект "Здоровье". Мы опять получаем тихий социальный взрыв.

Что Вы имеете в виду?

Я имею ввиду то, что любое резкое расслоение людей влечет за собой недовольство. И когда одна категория врачей или специалистов начинает получать более высокую зарплату, другие специалисты доедают последний кусок хлеба без соли. Это не ведет к единению всех слоев общества. Происходит элементарный конфликт, происходит непонимание, раздрай. И, к сожалению, на первом этапе, Минздрав не сумел четко и внятно донести до специалистов все тонкости и детали начатой ими реформы.

А нацпроект "Доступное и комфортное жилье"? Вы по-прежнему сомневаетесь в том, что проект заработает? Как осуществляется на сегодняшний день реализация этого проекта?

Никак. Ситуация такая же, как была прежде, никаких серьезных изменений в ней не зафиксировано и зафиксировано не будет. Более того, мы имеем обратную тенденцию, мы имеем резкий рост цен на жилье уже с начала года. Произошло серьезное удорожание стоимости жилья по всей стране. И это ставит под угрозу срыва этот национальный проект.

Повторяю, что я сомневаюсь в том, что в означенные сроки, т.е. к 2010 году будет удвоен объем строительства жилья, потому что до сегодняшнего момента темпы увеличения объемов не только не увеличивается, а, напротив, за последние полтора года произошло снижение роста темпов строительства. Причем, достаточно существенно.

Есть ли выход из этой ситуации?

Ну, во-первых, для этого нужны определенные действия российского правительства, а правительство сегодня не способно решить этот вопрос. За последние полтора года, не смотря на принятые депутатами ГД и подписанные президентом ряд законов, которые должны были определить правила игры и стать неким компасом в строительном бушующем море, до сегодняшнего дня правительством не утвержден целый перечень нормативных документов, которые бы вводили принятые нами законы в действие.

Т.е. это примерно то же самое, что приобрести пластинки, но при этом забыть купить проигрыватель. Чтобы реализовать проект "Доступное жилье" необходимо решить ряд проблем. Это проблемы связанные и с землей, с ипотечным кредитованием, и с долевым участием в строительстве, и самое главное, что невозможно нормативно увеличить объем строительства и как следствие, снизить процентные ставки.

Это все вопросы рынка. Конечно, если бы происходило увеличение объемов строительства, снижались бы ставки, но поскольку этого нет, то и ставки не снижаются. Ситуация критическая, и все это понимают, просто стараются об этом не говорить.

Вы намеревались заняться программой по возрождению художественных промыслов. Что делается в этом направлении сегодня?

Сейчас готовится областная программа. Кроме того, я считаю необходимым в ближайшее время организовать парламентские слушания в ГД по вопросам развития и сохранения народных художественных промыслов. Думаю, что слушания пройдут этой осенью – в сентябре – октябре.

Два года назад, я проводил в Семенове совещание по вопросам, связанным с возрождением художественных промыслов, с участием всех заинтересованных сторон, руководителей всех предприятий – руководителей ассоциаций, руководителей отраслевых ведомств. И те резолюции, которые были приняты два года назад, были реализованы. В частности, на федеральном уровне принята поправка в налоговый кодекс на предоставление налоговых льгот, на местном уровне - предприятия освобождены от уплаты налога на собственность и на имущество.

Как еще можно помочь предприятиям народно-художественных промыслов? Может быть, возможна помощь на федеральном уровне?

В первую очередь надо перевести эти предприятия на упрощенную систему налогообложения, то есть приравнять их по сути дела к сельскохозяйственным предприятиям и артелям народов Севера. А силами государства, за счет только государственных вложений организовать работу этой отрасли невозможно. Почему семеновская, золотая хохлома экономически развивается, а ковернинская - "Хохломской художник" нет? Значит, вопрос не в законе и не в государстве. Не возможно спасти всю отрасль целиком. А помочь надо тем предприятиям, и тем руководителям, которые сумели приспособиться к новым условиям жизни и сумели сегодня выжить, вот им и должно помочь государство. И мы это обязательно будем делать.

Какие важные для области законопроекты сегодня рассматриваются в ГД?

Любые законопроекты, связанные с оздоровлением социальной и экономической сферы, важны для области. Из тех проектов, которыми я занимаюсь, я бы отметил законопроект о внесении изменений в 214 закон о долевом участии в строительстве. В закон нами подготовлен целый ряд поправок. Надеюсь на то, что он будет принят.

Речь идет об усовершенствовании принципов долевого участия в строительстве. В свое время принятие этого закона привело по сути дела к кризису в строительной отрасли, привело к ценовому взрыву, и наша задача сегодня эту ситуацию нивелировать.

Кстати, в свое время наш комитет по строительству, выступал категорически против принятия этого закона. Но нас не послушали. Развитие событий показало нашу правоту.

Еще я бы отметил, безусловно, закон "Об изменении законодательства в связи с сертификацией конвенции ООН по противодействию коррупции". Это закон, предусматривающий внесение изменений в уголовный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, в закон о СМИ. Закон принят в первом чтении и в нем содержится большое количество новаций, очень существенных и отчасти революционных. Например, закон вводит право проведения спецопераций за пределами России и возвращает конфискованное имущество. То, над чем мы, и я непосредственно, так долго бились.

Законопроект вводит очень существенную, хотя и не бесспорную норму как заочное осуждение, то есть рассмотрение дела в отсутствии обвиняемого. Мы предлагаем внести еще поправки в этот законопроект. В частности, речь идет об изменении уголовно-процессуального кодекса, которым рассмотрение дел террористической направленности передается в исключительное ведение Верховному суду.

И второй бой, который мне предстоит выдержать по этому законопроекту, это защитить закон о СМИ.

В законопроекте есть и изменения, предлагаемые в закон о СМИ. В соответствии с которыми вводится понятие цензуры, причем, прописано все весьма корректно, но мне как журналисту суть понятна. К примеру, запрещается описание проведения спецопераций, методов, участников. При этом закон не содержит каких-то конкретных норм и под эту сурдинку легко подводится все что угодно. Это неправильно, поэтому моя позиция, позиция журналистского сообщества, союза журналистов России, комиссии общественной палаты по свободе слова, она здесь однозначна. Эти поправки необходимо просто исключить. И не трогать закон о СМИ.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
02 декабря